15:33 19 Ноября 2017
Прямой эфир
Автомобили на трассе

Нешелковый путь из Москвы в Бухару: по России с узбекским акцентом

Sputnik / Антон Курилкин
Спецрепортаж
Получить короткую ссылку
Антон Курилкин
Спецпроект Sputnik Узбекистан: Нешелковый путь из Москвы в Бухару (7)
3952401

Русская дорога, намаз в степи, завтрак в придорожной чайхоне и ночевка на нейтральной полосе — первый репортаж корреспондента Sputnik в рамках спецпроекта "Нешелковый путь из Москвы в Бухару"

Путь в три с половиной тысячи километров до Бухары начинается поздним вечером в подмосковных Химках. В общей сложности дорога заняла восемь дней, а само путешествие завершилось в аэропорту Самарканда.

Все мои попутчики — узбеки: за рулем Баходир, на заднем сиденье расположились Кудрат и Улугбек.

Чтобы не заснуть в дороге, включаем диск с узбекскими песнями и сразу мысленно попадаем в Бухару, до которой еще тысячи километров пути.

Музыка — одно из немногих развлечений в автомобильном путешествии: кроме восточных мелодий отвлечься можно разве что на пейзаж, разговоры да остановки по дороге.

За ночь мы проезжаем несколько сотен километров и в шесть утра делаем первую большую остановку в дорожном комплексе "Змей Горыныч".

Под славянским названием скрываются чайхона, заправка, мотель и даже баня. Место, что называется, для своих — на парковке почти все машины с узбекистанскими номерами. Есть люди из Нукуса, из Бухары, Самарканда, Ташкента и даже из Ферганской долины. Да и в меню только традиционные среднеазиатские блюда: лагман, шурпа, манты и, конечно, плов.

Автомобили на трассе
Sputnik / Антон Курилкин
Автомобили на трассе

После завтрака, пока Баходир заправляет машину, успеваю поболтать с Улугбеком. Он уже бывалый путешественник и несколько раз ездил на автобусах и машинах домой, в кишлак под Бухарой.

"Сейчас дорога стала проще и удобнее — что в России, что в Казахстане трассу пару лет назад отремонтировали, и путь, занимавший раньше минимум десять дней, теперь можно преодолеть за пять суток", — говорит он.

В этот момент с заправки за нами возвращается машина, и мы двигаемся дальше, уже по территории Мордовии.

Поля и рощи сменяет глухой и мрачный древний лес. Несколько десятков километров о цивилизации напоминают лишь дорожные указатели. Только спустя час езды нам попадается первый поселок, встречающий машины двумя коровами, грустно и лениво жующими траву. Трасса проходит прямо через деревню, и большинство жителей этим зарабатывают — по обочинам раскидано несколько десятков забегаловок, между которыми бегают куры и пасутся козы.

Названия у кафешек типично незапоминающиеся: "Светлана", "Арарат", "Лариса", "Ереван", "У милых дам", "Арбат". В любом российском городе, начиная от многомиллионной столицы и заканчивая поселками в несколько тысяч жителей, заведений с такими названиями не счесть.

Поле подсолнухов вдоль трассы в Мордовии
Sputnik / Антон Курилкин
Поле подсолнухов вдоль трассы в Мордовии

Наконец выезжаем из леса — вдоль дороги желтеют подсолнуховые поля, сел и деревень становится больше, а их названия — все интереснее. Проехав повороты на Парижскую Коммуну, Рамзай и Николо-Райское, проскочив Татарский Канадей, въезжаем в Николаевку.

На въезде в городок необычный памятник — на двухметровом постаменте советский танк Т-64 с надписью "Мир мы любим, но Родину в обиду не дадим". Похожий мемориал и на выезде — на площадке у автосервиса стоит броневик с флагом воздушно-десантных войск.

На улице становится заметно жарче, а мои попутчики подтрунивают надо мной, мол, это просто теплая погода, а по-настоящему жарко будет в Каракалпакстане.

Тем временем между лесами и полями начинает мелькать Волга, пока она еще выглядит как среднего размера река, но вскоре ее от дороги закрывают высокие горы. По-настоящему масштаб главной водной артерии России удается оценить на двухкилометровом мосту между Жигулевском и Тольятти: несколько минут мы едем по широкой дороге и не можем оторваться от завораживающей своей красотой и величием Волги.

Вид на Волгу с моста между Жигулевском и Тольятти
Sputnik / Антон Курилкин
Вид на Волгу с моста между Жигулевском и Тольятти

На съезде с моста встречаем трейлер, который везет новенькие легковушки Ravon. Разговор сразу заходит о машинах. За беседой не замечаем, как проехали Самару.

До границы с Казахстаном остается двести километров. Перед прохождением пограничного контроля останавливаемся на отдых. Местом стоянки выбрали современный аналог древних караван-сараев — комплекс из странной смеси зданий гостиницы, душевых, палаток с едой и нескольких ресторанчиков.

На парковке и вдоль трассы авто из разных стран. Больше всего российских, казахских и узбекских. В мини-колонну из российских дальнобойщиков затесалась фура из Туркменистана. Рядом с нашей машиной остановилась легковушка из Латвии, а в отдалении проверяют снаряжение польские мотоциклисты. Водитель сопровождающего их внедорожника с интересом рассматривает пассажиров автобуса "Москва — Душанбе", занимающих очередь в ларек за водой и самсой.

Березы у дороги
Sputnik / Антон Курилкин
Березы у дороги

В сумерках трогаемся дальше — последние километры до границы приходится ехать в темноте, изредка прорезаемой тонкими линиями молний на горизонте, но гроза так далеко, что грома не слышно.

На подъезде к российской таможне неровная дорога из плит, с которой справится не каждая машина. Большие грузовики с прицепом на ухабах раскачиваются так сильно, что начинаешь невольно думать, куда бежать, если эта махина перевернется. Тяжелее всего приходится легковушкам — несчастная Mazda с девушкой за рулем, пробираясь к шлагбауму, несколько раз царапает днищем и бампером дорогу, издавая жалобные звуки.

Стоящий у шлагбаума российский пограничник прогоняет пытающиеся пролезть вне очереди машины, а его коллега с погонами прапорщика периодически прогуливается вдоль небольшой колонны машин, следя за порядком.

Издалека доносится призыв муэдзина к молитве. Мужчина из стоящего впереди нас автомобиля выбегает и, несмотря на свои внушительные габариты, ловко подметает дорогу, стелит коврик и начинает молиться. Другие водители и пассажиры, вышедшие на обочину, стараются говорить тише, чтобы не мешать ему.

На российской таможне грузовые машины — как небольшие грузовички наподобие нашего, так и большегрузы дальнобойщиков — отправляют на специальный огромный рентген. Но на сканере, как называют его водители, скопилось так много транспорта, что очередь расписана до утра, поэтому нам приходится разгружать машину для визуального осмотра и досмотра багажа.

Российскую таможню мы прошли за полтора часа, но до Казахстана не добрались — круглосуточно казахстанские пограничники пропускают только машины с номерами стран ЕАЭС. У нашего авто узбекистанские номера, и это еще не раз скажется по пути. В итоге остались ночевать на нейтральной полосе.

Утро в степи Казахстана
Sputnik / Антон Курилкин
Утро в степи Казахстана

В семь утра мы наконец-то прошли все контрольные процедуры и попали на территорию Казахстана. Пока Баходир оформляет транзитную страховку на машину, мы втроем, поеживаясь от холода, любуемся рассветом в степи. Вернувшись, наш водитель усаживается за руль и включает печку, мы выдвигаемся дальше. Позади первые сутки пути, а впереди — две тысячи километров и пять непростых дней путешествия.

Подписывайтесь на канал Sputnik Узбекистан в Telegram, чтобы быть в курсе последних событий, происходящих в стране и мире.

Тема:
Спецпроект Sputnik Узбекистан: Нешелковый путь из Москвы в Бухару (7)

По теме

Спецпроект Sputnik Узбекистан "Нешелковый путь из Москвы в Бухару"
Теги:
Казахстан, Россия, Туризм



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Армянские военнослужащие на боевых позициях

    Парламент Армении продлил действие закона, освобождающего от ответственности граждан, не прошедших воинскую службу и вернувшихся в страну после 27 лет.

  • Командующий НВС Латвии генерал-майор Леонид Калниньш

    Действия России свидетельствуют о стремлении повысить свою обороноспособность, а не о желании укреплять экономические связи, считает командующий НВС Латвии.

  • Слева направо: Арсен Аваков, Эка Згуладзе, президент Петр Порошенко и  Михаил Саакашвили  в Одессе, архивное фото

    Отчего у Литвы есть повод задумать о дружбе с такими "демократическими" странами, как Украина, Грузия и Молдавия?

  • Президент Игорь Додон

    Референдум по отставке мэра Кишинева – это шанс, чтобы положить конец хаосу в столице, считает президент Молдовы Игорь Додон.

  • Тотальный диктант в Таллинне

    Столица Эстонии – единственный не российский город – лидирует в голосовании за право стать столицей Тотального диктанта.

  • Граница Южной Осетии с Грузией

    Комитет госбезопасности Южной Осетии напомнил гражданам, желающим посетить пограничную зону, о правилах въезда.