17:18 19 Октября 2018
Прямой эфир
  • RUB123.85
  • EUR9490.14
  • USD8208.04
Выставочный зал в Ташкенте

Ташкент – город русской эвакуации: из записок путешественника в прошлое

© Foto : Илья Буяновский
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Илья Буяновский
6303460

Илья Буяновский — путешественник и блогер из Москвы. Не первый год он исследует страны постсоветского пространства, о чем пишет в своем живом журнале varandey. На этот раз он рассказывает о нетуристических местах "русского" Ташкента, города, в котором путешественник провел в общей сложности не один месяц.

Если Прагу или Париж можно назвать городами русской эмиграции, то Ташкент, как и Алма-Ата — города русской эвакуации: в войну через узбекскую столицу прошло около миллиона эвакуированных. Были среди них такие выдающиеся личности, как Анна Ахматова и Фаина Раневская, но в основном — люди неизвестные и предоставленные сами себе. Многим, чтобы выжить, пришлось продавать вещи из оставленных домов.

Этика и эстетика блошиного рынка

Так в яме у железной дороги возник грандиозный блошиный рынок — Тезиковка. Свое название он получил по местности за железной дорогой, известной как Тезикова дача, она же особняк купца Ивана Тезикова.

Продавали тут буквально все, вплоть до (цитирую Солженицына) "…американской жевательной резинки, до пистолетов, до учебников черной и белой магии". По воспоминаниям старых ташкентцев, на той, советской Тезиковке существовала своеобразная этика. Так, здесь почти не было перекупщиков. Власти на существование гигантской барахолки закрывали глаза, поэтому в ее толчее успешно прятались всяческие деклассированные элементы, и ближайший мостик через канал Салар весь Ташкент знал как место криминальных сходок.

Последний подъем рынка пришелся на 1990-е годы, когда Ташкент стал центром уже русской репатриации — уезжающие распродавали здесь все, что могли, да и развал производства и нищета вынудили многих встать за прилавок. На этой Тезиковке появились уже и перекупщики, и рэкитиры. В начале 2000-х годов власти Ташкента положили всему этому делу конец, отправив торговлю в заброшенные склады на окраине.

За железной дорогой Ташкент совсем другой - одноэтажный, непарадный, зачуйлинский
© Foto : Илья Буяновский
За железной дорогой Ташкент совсем другой - одноэтажный, непарадный, "зачуйлинский"

Привокзальный район Ташкента самый, пожалуй, неузбекский. Населенный век назад пришлой русской беднотой, в Гражданскую район был известен как Крепость Рабочих и Красная Цитадель. С мятежа рабочих железнодорожных мастерских началась советская власть в Туркестане. Ей удалось удержать Ташкент даже в 1918 году, когда его со всех сторон окружали басмачи да белые, а в самом городе разгорелся контрреволюционный Осиповский мятеж. Ныне это территория раскинувшегося у вокзала Ташкентского тепловозоремонтного завода.

За железной дорогой лежит Ташкент одноэтажный, непарадный, "зачуйлинский" (от канала Чаули). Эти кварталы похожи не на махалли Старо-Городской части, а на обычный южный город Российской империи.

Районы за железной дорогой назывались или по именам купцов — Первушка, Тезиковка. В глубине этих кварталов у Ферганского тракта спрятан русский храм, а точнее, женский Троице-Никольский монастырь.

Никольский монастырь в Ташкенте
© Foto : Илья Буяновский
Никольский монастырь в Ташкенте

Обитель зародилась в 1894 году без какого-либо особого повода. Просто к тому моменту здесь набралась такая масса русских людей, что среди них нашлось немало желающих постричься в монашество. Община оставалась маленькой и бедной, до революции не успела построить ничего, кроме жилого корпуса с домовым храмом, куда, впрочем, привезли несколько святынь.

Активнее стройка шла в 1990-е годы, и хотя возродили обитель под изначальным названием Троицкой, новый храм освятили Никольским. Здесь обычно людно и монашки поддерживают старорусский приусадебный уют.

Православный собор советской постройки

Город Учкудук
© Foto : Из личного архива Ильи Буяновского
Но главный православный храм Узбекистана — Успенский собор. Он знал разные времена. Церковь Святого Пантелеймона (1879) при Туркестанском военном госпитале, стоявшая тут первоначально, в 1933 году была превращена в склад Среднеазиатского военного округа, но уже в 1945 возвращена верующим и освящена как кафедральный Успенский собор. В нынешнем виде собор возведен в 1958-60 годах, при Хрущеве, то есть в послевоенную религиозную оттепель и до начала второй волны гонений на веру.

Впрочем, самый впечатляющий элемент Ташкентского собора — многоярусная колокольня — построена между 2006 и 2011 годами, когда стало ясно, что закрытые церкви в центре города власти не вернут общине, а доломают окончательно.

Успенский собор в Ташкенте
© Foto : Илья Буяновский
Успенский собор в Ташкенте

Такая вот парадоксальная страна Узбекистан — при Советах церкви строили, в постсоветское время — сносили.

Сегодня в соборе так же людно, как в соборах крупных российских областных центров. В общем русских вместе с другими меньшинствами и русскоязычными узбеками тут как раз и набирается на крупный облцентр, чего достаточно для возникновения собственной культурной среды. И хотя русские отсюда продолжают репатриироваться, думаю, часть общины уже никуда не уедет, их потомки будут жить в Ташкенте спустя десятилетия, удивляя гостей с исторической родины аутентичной речью конца ХХ века.

И если московские маршрутки водят узбеки, логично сесть в ташкентскую маршрутку с русским парнем за рулем. Словом, жизнь русской общины Ташкента вдали от России идет своим чередом, и в ее храмах в глубине мусульманской стороны по сравнению с российскими церквями все выглядит как-то человечнее и ближе.

Приют ученых

Ташкентский проспект Улугбека, ученого хана и Тамерланова внука, пересекает местный Академгородок. Расположен он за бывшим музеем Туркестанского военного округа (где в 2009 году снесли памятник "Защитникам южных рубежей", заменив его "Клятвой родине" с коленопреклоненным солдатом, а попутно отправили в металлолом целый музей военной техники).

В этом же районе города можно отыскать, пожалуй, самый малоизвестный памятник русского Ташкента: бывший Кауфманский детский приют, построенный в 1912-13 годах. Его архитектором был Вильгельм Гейнцельман, автор дворца ссыльного великого князя Романова. После Октябрьской революции и до 1931 года в бывшем приюте размещалась образцовая трудовая школа-коммуна имени Карла Либкнехта для сирот и беспризорников.

В 1931 году, когда Ташкент стал столицей Узбекской ССР, здание отошло под правительственные нужды, а с 1941 года приняло эвакуированных из Ленинграда ученых-энергетиков, и следующие 75 лет здесь функционировал Институт энергетики и автоматики.

Академгородок вырос на месте села Никольского, основанного конце 19 века русскими переселенцами. Давно переименованные села можно опознать по остаткам церквей. В Никольском, как следует из названия, была Никольская церковь, построенная в 1890 году при дисциплинарной роте:

Ее снесли в 1930-е годы, а ее наследница — Ермогеновская церковь основана оставшимися прихожанами старого храма в 1948 году. Два года спустя молельный дом закрыли, но в 1954 году храм возродился в третий раз в частном доме священника Сергея Никитина и теперь стоит в глубине квартала напротив театра "Дийдор".

Вампир и баракко

Была в Ташкенте и своя, очень мощная школа советской архитектуры. Благодаря ей в городе появился узнаваемый "этно-сталианс".

…Сейчас уже не вспомню, зачем в один из дней в столице я сел в маршрутку и поехал в парк Бабура, что на перекрестке улиц Бабура и Руставели. Последнюю было переименовали, но потом имя великого грузина ей вернули.

Говорят, после того как Ислам Каримов, глядя на карту, поинтересовался "А где же улица Руставели, на которой я жил?".

Этот район сохранившейся "сталинской" застройки — неподалеку находится крупнейший в бывшем СССР хлопчатобумажный комбинат (1934-40) с вспомогательными ТЭЦ и заводом оборудования, а по соседству с ним местный городок текстильщиков: стоящие в ряд чрезвычайно вычурные малоэтажки.

Близ парка ещё есть площадь Бабура с памятником Великому Моголу и мощными сталинками бывшего Ташкентского пединститута (1938) и ДК Обувщиков, украшенными скульптурами в духе ВДНХ.

Жилые дома в Ташкенте
Foto / Илья Буяновский
Жилые дома в Ташкенте

Напротив — универсам тех же 1930-х годов: городок текстильщиков явно строился с невиданным в тогдашней Средней Азии размахом. Теперь, впрочем, это редкий стиль — весной 1966 года полуторамиллионный город разрушило землетрясение.

Удар стихия нанесла мощный, но вертикальный, отчего город не качнуло, а подбросило. Тысячи зданий пошли трещинами, но не обрушились сразу. Землетрясение убило девять человек (не считая погибших от сердечных приступов во время повторных толчков), а потрескавшиеся дома по официальной версии восстановлению не подлежали. Власть решила строить город заново.

До сих пор лицо Ташкента определяет застройка 1960-70-х годов. Как разрушенный войной и под шумок доломанный Минск стал шедевром сталинской архитектуры, так и разрушенный стихией (и под шумок доломанный) Ташкент стал шедевром архитектуры позднесоветской — красивым, цельным и с неповторимым "лицом".

Советский Ташкент лег поверх и Старой, и Новой частей, изрядно (но не до конца!) уравняв их.

Характерные черты его позднесоветского стиля — необычной формы балконы, сложные бетонные решётки, мозаики на торцах, прославляющие среднеазиатское изобилие.

Ухоженностью Ташкент, конечно, сильно проигрывает Минску, но думаю, местами гораздо больше напоминает реальный (а не идеализированный) Советский Союз.




Главные темы

Орбита Sputnik

  • Фермеры уничтожают яблони в знак протеста

    Недовольный рыночными ценами азербайджанский фермер уничтожил деревья на десяти гектарах земли, за которыми ухаживал целых 20 лет.

  • Под Новогрудком археологи обнаружили каменные кресты XIII века. Какое место в истории Беларуси занимают найденные артефакты?

  • Международный турнир по мини-футболу среди инвалидов-ампутантов

    Как люди с ограниченными возможностями показывают безграничную силу духа, и что гости турнира "Кубок Победы" думают об Абхазии, читайте в материале Sputnik.

  • Внеочередное заседание Национального Собрания Армении (19 июня 2018). Еревaн

    Стало известно, когда должно состояться заседание парламента Армении по вопросу избрания нового премьер-министра страны.

  • Гунтис Вилнитис, член совета по сотрудничеству сельскохозяйственных организаций

    Латвийские фермеры провели акцию протеста в Брюсселе против неравномерных компенсаций странам Европейского союза.

  • Водитель

    В Литве начинающие водители будут получать удостоверение сроком на три года, а в случае нарушений – проходить дополнительное обучение.